Пятница, 06.12.2019, 12:22
Приветствую Вас Гость | RSS

Пучеж-на-Волге

Категории раздела
Философия [36]
Философия
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Философия

Танцовщица и зритель. Часть 5. Линга-шарира. Эволюция тонкого тела как семиозис. Космологические факторы жизни.
5. Линга-шарира. Эволюция тонкого тела как семиозис. Космологические факторы жизни. 
   В теории эволюции санкхьи категория Пракрити обладает внутренней потенцией к развитию и самоорганизации. Порядок такой эволюции предполагает появление целого ряда сущностей, образующих сложную и разветвленную систему категорий, которые затем объединяются в единую онтологическую конструкцию, известную под названием тонкого (sūkṣma) тела или тела - "знака” (liṅga-çarīra). Если первоначальный момент развития в этом процессе носит спонтанный характер, то все последующие этапы целиком подчинены воздействию телеологических факторов. Согласно санкхье, тонкое тело является важнейшей и неотъемлемой частью любого живого организма, будучи не только носителем сознания и всех высших психических функций, но и выступает по отношению к последующей эволюте Пракрити - вещественному или грубому телу (sthūla-çarīra) в качестве фактора его организации и управления. 
   По отношению к наблюдателю (Пуруша) тонкое тело как раз и является непосредственным источником информации для последнего, в то время как вещественное тело и внешний мир воспринимаются им только опосредствованно. Тонкое тело считается также носителем кармы или причинно - следственной связи различных видов существования вследствие его способности к трансмиграции или возможности вступать в связь с теми или иными вещественными телами, так как оно содержит в себе все сведения о характере предшествующих существований и имеет свой особый порядок эволюции, стабильную структуру и полностью независимое существование по отношению ко всем вещественным телам. 
   Сама концепция тонкого тела или то его описание, которое мы находим в текстах санкхьи, побуждает нас рассматривать последнее как некий психофизический комплекс, поскольку, несмотря на его целиком функционально - психологическую характеристику, все же утверждается, что оно состоит из реликтовых физических элементов (tanmātra). В частности, Вачаспати, разъясняя содержание понятия "liṅga”, говорит следующее: "Буддхи и прочее называют "liṅga”, потому что они суть средства познания (liṅgamat, japakat, liṅgaṁ) и поскольку между обычной физической смертью и новым рождением, Буддхи и прочее должны располагать неким видом тела для их размещения, так как они являются агрегатами пяти тонких элементов, подобно их прототипам в обычном физическом теле” (T. K., XLI. 193). Аналогичную трактовку мы находим у Гаудапады, который утверждает, что "тонкое тело сформировано посредством агрегации тонких атомистических элементов” (G. B., 42). Как видно, комментаторы склонны рассматривать тонкое тело, прежде всего как физическую систему, достигшую такого уровня самоорганизации, который позволяет ей осуществлять в высшей степени сложные функции. Комментаторы, в частности, единодушны и в том, что касается момента его возникновения. Оказывается, что период его существования может измеряться фактически космологическими отрезками времени. Гаудапада и Нараяна по этому поводу высказываются следующим образом: "Когда еще не было Вселенной, первым творением природы было тонкое тело (G. B., 40) (S. C., 40)”, а Вачаспати считает, что "когда началась эволюция природы, первым объектом, возникшим в ней для каждого Пуруши отдельно, было тонкое тело (S. C., 40)”. Поэтому ему приписываются совершенно уникальные свойства, то есть "оно не ограничено и может проходить неповрежденным через скалы, твердые глыбы камня и прочее (G. B., 40)”, а с другой стороны - "оно стабильно, существуя от первого акта творения до окончательного распада, все это время находясь в процессе трансмиграции до тех пор, пока не достигнет познания” (G. B., 40). Что же касается реликтовых физических элементов (tanmātra), из которых состоит тонкое тело, то они являются не только его материальной основой, но и образуют некий внешний мир, существующий независимо от тонких тел, поскольку, по мнению Гаудапады и Нараяны, эти элементы "являются объектами восприятия божественных существ, но не воспринимаются обычными людьми” (G. B., 38) (S. C., 38). Вачаспати, анализируя природу связи между наблюдателем (Пуруша) и тонким телом, приходит к выводу, что "связь между способностью видения и способностью быть видимым не является естественной и необходимой, но /скорее/ случайной, тем не менее, она не имеет начала во времени, иначе говоря, безначальна” (T. V., II. 17). Вообще говоря, концепция тонкого тела, как и характеристика его свойств, с точки зрения современных научных представлений не выглядит столь уж фантастичной и может даже получить вполне рациональное объяснение. 
   В самом деле, тонкое тело, являющееся носителем высших психических функций и возникшее на основе реликтовых физических элементов, можно рассматривать как отдельный космологический объект, который на определенных условиях пребывает в этой Вселенной и столь же беспрепятственно её покидает; как некую полевую субстанцию или совокупность различных физических полей, которые, вероятно, не взаимодействуют или ничтожно мало взаимодействуют с материей нашей Вселенной подобно частицам со слабым взаимодействием типа широко распространенных нейтрино и квантов слабого взаимодействия (заряженных W и нейтральных Z0 безонов). Отсюда сама возможность сопоставления онтологических построений санкхьи с современными космологическими моделями даже чисто методологически представляет несомненный интерес, и с этой целью сначала более подробно рассмотрим основные моменты теории эволюции этой системы. 
   Согласно Иваракришне, существует следующая последовательность эволют: "Из Пракрити возникает Махат /Буддхи/, из него - Ахамкара, из последней - ряд шестнадцати, из пяти иэ этих шестнадцати - пять грубых состояний (bhūtaṅī)” (S. K., 22) . Следовательно, первая эволюта Пракрити - Махат или Буддхи. Он представляет собой принцип решения или определения (adhyavasaya) (S.K., 23), ему также приписывается способность памяти, логического вывода (S. P. S., II.43) и функция выбора. Сам термин (adhyavasaya) - "означающий, определяющий” имеет довольно широкий спектр значений. Вачаспати, в частности, дает следующую трактовку этого термина: " Определение обязанности (долженствования) является характеристическим свойством Буддхи, которое проявляется как будто бы наделенное разумностью вследствие контакта с разумностью Духа (Пуруша)” (T. K., XXXIII. 144). Смысл этой дефиниции несколько неясен, зато такому свойству Буддхи как его функция выбора, можно найти вполне удовлетворительное объяснение. Как известно из теории информации, всякое сообщение представляет собой выборку из множества всех возможных сообщений источника, как это следует из выражения: 

где I - количество информации, Эарг - априорная энтропия источника сообщений, Эароstr - его апостериорная энтропия. Анализируя характеристику Буддхи, данную Махариши, А.С. Силин замечательно точно передает смысл этой функции: "В деятельности Буддхи он (Махариши - А.Л.) видит проявление феномена сознания, когда возможность выбора (adhyavasaya - решение) превращается в факт принятия решения, а, следовательно, в создание новой информации” /110/. 
Являясь первой эволютой Пракрити, Махат содержит в себе потенцию всех последующих форм бытия, как в физическом, так и в функциональном плане. Развернутое описание Махата мы находим у Вьясы: ”То, что выше неспецифических /форм/, есть "только-знак” (liṅgamātra), называемое Великой Сущностью (mahattattva). В ней, наделенной бытием, эти /шесть форм/ развиваются до своего высшего предела. В процессе же инволюции, они, пребывая в этой Великой Сущности, переходят в состояние, которое /одновременно/ не является ни существующим ни несуществующим - в непроявленное, "лишенное знака (aliṅga)”, в первопричину. Эта /Великая Сущность/ и есть трансформация /Гун/ в форме "только-знака”, а "отсутствие знака” есть их трансформация на стадии "ни существования, ни несуществования” (Y. B., II.19). Таким образом, будучи изначальным субстратом, Махат, с одной стороны, выступает в качестве основы для формирования тонких неспецифических элементов, последовательно трансформируясь из универсального недифференцированного состояния во множество физических объектов, а с другой - порождает совокупность функциональных структур, как бы оставляя за собой функции выбора, хранения и представления информации; иначе говоря, в процессе эволюции Пракрити проходит через ряд состояний, которые появляются, следуя друг за другом, в строго определенной последовательности. Патанджали указывает на существование по крайней мере четырех таких состояний: "...специфических (viçeṣa), неспецифических(aviçeṣa), состояния "только-знака” (liṅgamātra) и "отсутствия знака” (aliṅga)” (Y. S., II.19). Эволюция тонкого тела начинается, вообще говоря, из состояния "отсутствия знака” (aliṅga), причем состояние "только-знака” (liṅgamātra) непосредственно связано с /состоянием/ "отсутствия знака” (Y. B., II.19). Непосредственно связанное с Махатом состояние "отсутствия знака”, из которого он возникает вследствие случайного процесса, характеризуется как неописуемое и непостижимое, в то время как состояние "только-знака” представляет собой начальную стадию эволюции Пракрити в качестве первичного акта её самоорганизации из предшествующего состояния, которое можно было бы определить как прегеометрическое. Интересно, что в современных космологических теориях возникновение мира имеет квантовую природу, когда он, в сущности, рождается из "ничего”. В исходном состоянии не существует классического времени, а метрика является число квантовой величиной. Классическое пространство-время образуется в результате некоего туннельного перехода /111/. В сценариях, построенных на основе теории струн, предполагается, что фазе Большого Взрыва предшествует струнная нелокальная фаза с d=10 измерениями, после чего наступает спонтанная компактификация, затем фаза локализации и последующее расширение /112/. В теории струн все элементарные частицы являются возбуждениями струны - двумерного объекта с типичным размером порядка планковской длины -10-33 см. 10-мерные струны порождают бесконечное количество массивных частиц, причем моды струны могут быть как массовыми, так и безмассовыми /113/. В HIKKO-модели /17/, до своего возбуждения струна находится в прегеометрическом состоянии, в котором отсутствует метрика и кинетический фактор. 
   Несомненно, есть нечто общее в описании начального момента эволюции в этих двух различных системах знания и состоянию "отсутствия знака” (aliṅga) чисто формально можно сопоставить лишенное каких-либо эмпирических характеристик состояние невозбужденной струны. Сама же классификация состояний наблюдаемого, данная Патанджали, очень напоминает собой описание эволюции структурно-динамических элементов физического базиса, на котором затем уже основывают свое существование многочисленные функциональные образования. Понятно, что если исходное состояние - прегеометрическое, то следующее за ним - уже структурированное, такое, в котором возникает пространство-время и определенная геометрия. Соответственно, непосредственно следующее за состоянием "отсутствия знака” качественно новое состояние "собственно знака” свидетельствует о появлении в таком процессе первичных структурно-геометрических факторов. Нельзя не видеть, что используемый здесь термин (liṅga), то есть знак или признак, несет на себе вполне определенную гносеологическую функцию и потому выбран далеко не случайно. Ведь в самом общем смысле "нечто есть знак, только потому, что оно интерпретируется как знак чего-либо некоторым интерпретатором”/114/. Отсюда и вся теория эволюции санкхьи – это не только процесс космогенеза, но и процесс семиозиса, то есть формирования и функционирования знаковой системы, и он проходит через определенные этапы. Прежде чем любая знаковая система начнет функционировать, для этого должны возникнуть необходимые условия, но, прежде всего, должна появиться совокупность знаковых средств или носителей информации. Отсюда, состояние "liṅga” как раз и представляет собой факт возникновения таких знаковых средств и на их основе – первой функциональной структуры – Махата или Буддхи, то есть такое состояние есть первоначальный момент в формировании знаковой системы. Далее, можно представить себе, что на определенном этапе эти знаковые средства, достигнув необходимого уровня организации, могли бы войти в непосредственный контакт с интерпретатором. Однако, до тех пор, пока знаковая система еще не возникла, но только формируется, наблюдатель тогда представляет собой изолированную, но объективно существующую сущность. Как отмечает Ч.У. Моррис: "Свойства знака, десигната, интерпретатора и интерпретанты – это свойства реляционные, приобретаемые объектами в функциональном процессе семиозиса” /114/. Какова же может быть ближайшая физическая аналогия того состояния «liṅga» как промежуточного этапа в эволюции природы? 
   Из теории Великого Объединения следует, что для самых ранних стадий эволюции Вселенной характерно отсутствие различия между слабыми, сильными и электромагнитными взаимодействиями. В процессе своей эволюции последняя проходит через стадии, отвечающие различным фазовым переходам. После Большого Взрыва Вселенная оказывается заполненной безмассовыми кварками, лептонами, промежуточными бозонами, частицами Хиггса. Бозе-конденсат в силу высокотемпературных эффектов еще отсутствует. В отсутствие бозе-конденсата лептоны и кварки представляют собой различные состояния некоторой единой частицы и могут свободно превращаться друг в друга. В теории Вайнберга-Салама различие между слабым и электромагнитным взаимодействием возникает в результате появления бозе-конденсата /115/. Такой сценарий предполагает существование уже на самой ранней стадии единого фундаментального поля, потенциально содержащего в себе все последующие типы частиц, полей и различных видов взаимодействий. Возникновение такого поля и вместе с ним системных свойств гетерогенности, разнообразия, множественности, их физического базиса – элементарных частиц как носителей этих свойств, иначе говоря, изначальных знаковых или информационных средств, является необходимым условием для последующего возникновения и формирования сложных функциональных структур. 
   Если вновь обратиться к теории эволюции санкхьи, то нетрудно заметить, что в ней явно прослеживаются две тенденции развития – структурно-функциональная и вещественно- энергетическая, причем последняя отображает последовательную трансформацию той физической основы, из которой строятся системно-функциональные образования тонкого и вещественного тел. Если представить такую эволюцию в терминах семиозиса, то Махат как первую эволюту можно рассматривать как совокупность первичных знаковых средств или носителей информации, так одновременно и первую функциональную структуру, способную хранить, передавать и представлять информацию. На основе Махата возникает вторая эволюта – Ахамкара, и её появление инициирует возникновение уже вторичных знаковых или информационных средств (tanmātra), на основе которой формируются органы восприятия и действия. Появление Ахамкары можно трактовать как второй этап семиозиса, на котором, собственно, и происходит формирование знаковой или информационной системы, включающей интерпретатора (Пуруша), уже существующие знаковые средства (liṅga) и первый десигнат (сознание "Я”). В санкхье возникновение феномена сознания прямо связано с этим вторым этапом семиозиса, который, хотя и является промежуточным, но гносеологически – первостепенным. Заключительный, третий этап семиозиса включает в себя появление вторичных знаковых средств или тонких элементов (tanmātra) в качестве физического базиса для формирования органов восприятия (indriya) и органа рефлексии (manas), а также и некоего внешнего мира на основе таких элементов. Тонкое тело санкхьи по завершении процесса эволюции как раз и представляет собой уже полноценно функционирующую знаковую систему, причем этот этап Ахамкары в ней может быть типичен для самоорганизующихся систем вообще, поскольку в таких системах рано или поздно возникает этап разделения на информационную и динамическую части /116/. Если первый этап семиозиса был связан с появлением собственно знаковых средств (liṅgamātra) и Махата как изначальной физической и функциональной структуры со способностью к дальнейшей самоорганизации, то возникновение из Махата Ахамкары есть его второй этап. На этой стадии возникает сознание "Я”, поскольку Ахамкара – это новая физическая и функциональная структура, на основе которой и формируется знаковая система как таковая; знаковые средства (liṅga) вступают в связь с наблюдателем, следствием чего становится появление психического в форме чувства существования или сознания "Я”, как это объясняют санкхья и иога. 
   Возникновение этой эволюты имеет особое значение, так как именно она является "порождающей силой сознания” (Y. B., IV. 4), как определяет её Вьяса. Вачаспати дает развернутое толкование этой категории: ”Ахамкара есть сознание "Я” и представляется в таких идеях как "Вот объект, который Я наблюдал и познал”, "никто иной, но только Я обладаю властью над этим и тем”, "Я существую” и т.п. Все это является характеристикой принципа Эго, на котором Буддхи основывает свою определяющую функцию в таких решениях как: «Это должно быть выполнено Мной” (T. K., XXIV.149). Аналогичное описание Ахамкары можно встретить у Гаудапады: ”Из Махата возникает самоощущение, которое определяется как источник элементов, модификация, лучезарное и Эго” (G. B., 24). Нараяна поясняет смысл категории Ахамкары следующим образом: "Ахамкара есть мнение о себе, внутренняя вера в то, что "Я знаю”, «Я делаю”, "Это служит Моей цели”, "Этим Я обладаю”. Причина этого –самоощущение. Оно также определяет Атмана как эмпирическое Эго, хотя он не определяется подобным образом. Вот почему это самомнение, вследствие невосприятия различия, кажется тоже имеющим отношение к Атману” (S. C., 24). Поэтому в теории познания санкхьи и иоги, чувство личности (asmitā) играет первостепенную роль, о чём свидетельствует Патанджали: "Сотворенные разумы возникают только на основе чувства личности (nirmāna-cittany asmitā-mātrat)” (Y. S., IV. 4). Комментарий Вьясы к цитируемой сутре выглядит еще более прозрачно: "Только опираясь на чувство личности как порождающую основу сознания, иогин и создает /магически сотворенные/ разумы” (Y. B., IV. 4). Как видно, в гносеологии санкхьи феномен сознания проявляет себя прежде всего как сознание "Я”, предшествуя всем прочим его формам и при последующем их развертывании неизменно сопутствует им. В то же время этой первоначальной форме сознания может быть сопоставлен какой-то физический процесс, на котором она основана. Выше уже отмечалось, что далеко не последнюю роль здесь могут играть процессы типа бозе-конденсации. Оказывается, что в существующих космологических моделях процессы подобного типа существуют и представляют собой важный этап в развитии физического мира. Поскольку эволюция тонкого тела, как можно теперь видеть, носит космологический характер, было бы небезынтересно более подробно рассмотреть и некоторые особенности подобного процесса в инфляционной модели Вселенной. 
   Как уже говорилось, вначале частицы были безмассовыми и различия между отдельными типами взаимодействия отсутствовали. Теория Великого Объединения предусматривает существование фазового перехода, происходящего через 10-35 сек. после Большого Взрыва. В момент времени, соответствующий 10-35 сек. после начала расширения, температура Вселенной понижается до величины, приблизительно равной 1015 Гэв, и энергетически выгодным становится образование бозе-конденсата, отделяющего сильные взаимодействия от слабых и кварки от лептонов. В результате образования бозе-конденсата у многих частиц, бывших до фазового перехода безмассовыми, возникает огромная масса порядка 15 Гэв, и которые начинают затем быстро распадаться. Спонтанное нарушение симметрии между различными типами взаимодействий происходит за счет возникновения во всем пространстве постоянных скалярных полей. В отсутствие таких полей нет принципиальной разницы между отдельными типами взаимодействий. Классическое поле  в модели Хиггса представляет собой аналог бозе-конденсата куперовских пар. При повышении температуры это поле исчезает и симметрия между слабым, сильным и электромагнитным взаимодействиями должна быть восстановлена /117/. Таким образом, неотъемлемой составной частью картины мира оказывается особая упорядоченная система – бозе-конденсат, само существование которого служит причиной наблюдаемого различия в свойствах частиц и их взаимодействий. Поэтому скалярные поля играют фундаментальную роль в единых теориях сильных, слабых и электромагнитных взаимодействий. Само поле  представляет собой когерентную суперпозицию квантов, давление которого отлично от нуля и которое осциллирует во времени /115/. Уже сам факт возникновения в высшей степени стабильного и упорядоченного состояния в экстремальных условиях ранней Вселенной, свидетельствует о том, что присущая природе в целом способность к движению и самоорганизации, может проявляться на любом уровне и на любой из стадий её эволюции. Поэтому и в происхождении сознания и жизни космологические факторы могут играть далеко не последнюю роль, и санкхья, в частности, связывает происхождение этих феноменов непосредственно с процессом космогенеза. 
   Ранее уже говорилось, что необходимые условия для формирования нынешней физической картины мира могли возникнуть лишь после того, как произошел фазовый переход 2-го рода и электромагнитное взаимодействие отделилось от слабого. Отсюда, фазовые переходы и связанные с ними макроскопические когерентные состояния в силу особых системных и структурных свойств, приобретают исключительно важное значение прежде всего как факторы самоорганизации не только в космологических, но и в биологических процессах. Особенностью когерентных состояний является то их свойство, что отдельные частицы в них утрачивают свою индивидуальность и все множество приобретает новую индивидуальность с присущими ему новыми качественными характеристиками. Такого рода состояния определяют как сверхсостояния или упорядоченные, связанные состояния коллектива тождественных частиц или квазичастиц, в которых все частицы находятся в одном квантомеханическом состоянии с характеристической частотой колебаний или вращения. Сверхсостояния наступают в результате фазового перехода 2-го ряда и сопровождаются установлением максимального статистического взаимодействия, приводящего к утрате множественной структуры. Другими чертами когерентных состояний является установление исчезающе малого динамического взаимодействия системы как целого с внешней средой; при этом распределение частиц по энергетическим состояниям задается  - функцией Дирака с исчезающе малой размытостью. Возникновение сверхсостояний возможно при самых различных температурах и на любом уровне: будь то ядерный, атомный, молекулярный или организменный. Поэтому сверхсостояния можно определить как фундаментальные квантовые состояния. Важной особенностью фазовых переходов в макроскопически упорядоченные состояния является также и то, что чрезвычайно слабые воздействия могут приводить к фазовому переходу, так как в этом случае вся система находится в критическом состоянии /118/. В частности, в теории электрослабых взаимодействий, в магнитном поле возникает решетка Абрикосова, образованная из полей W-бозонов и хиггсовских скаляров. Такая структура может возникнуть на ранних стадиях эволюции Вселенной, когда в условиях высокой температуры даже слабые магнитные поля могут привести к фазовому переходу /119/. В тоже время с ростом температуры выше некоторого критического значения происходит фазовый переход, ведущий к восстановлению симметрии. Сам механизм фазового перехода основан на том эффекте, что вблизи критической точки фазового перехода 2-го рода возникают аномальные флуктуации, приводящие к тому, что в вакууме возникает конденсат классического поля, а вследствие учета флуктуаций – и некоторое эффективное притяжение, в результате чего становится выгодным появление конденсатного поля . Рост флуктуаций приводит к возрастанию восприимчивости системы , представляющей собой величину квадрата флуктуаций упорядоченности в системе на единицу объема: 

   По мере приближения к точке перехода, радиус корреляции rc не ограниченно возрастает и в самой точке перехода обращается в бесконечность. Сильные флуктуации параметра порядка приводят прежде всего к аномальному росту восприимчивости системы и в самой точке фазового перехода восприимчивость становится бесконечно большой /120/. 
Мы не случайно уделили внимание некоторым аспектам теории фазовых переходов и связанных с ними макроскопических когерентных состояний. Оказывается, что фазовые переходы играют существенную роль в функционировании центральной нервной системы человека и животных. В.И. Крюков в этой связи высказывает глубокую убежденность в том, что "фазовые переходы в мозге действительно существуют, именно как самое главное, фундаментальное явление, позволяющее предположить, а затем и доказать существование главного принципа функционирования мозга” /121/. Теоретические и экспериментальные исследования показали, что фазовые переходы и связанные с ними критические явления действительно существуют, а критический режим возникает за счет тонкого равновесия между разрушительным действием шумов и противодействующим влиянием межнейронных связей /28/. Эти особенности функционирования центральной нервной системы очень характерны именно для синергетических систем и в этой связи Г.Хакен отмечает, что "в то время как в состоянии бодрствования есть строгая корреляция между деятельностью отдельных нейронов, она исчезает при легком сне. Такое поведение напоминает неравновесные фазовые переходы, известные в других синергетических системах. Неравновесные фазовые переходы и связанные с ними качественные изменения наблюдаются и в функционировании мозга, то есть речь идет о переходах между состояниями сна и бодрствования или о переходе между поведенческими паттернами” / 122/. 
   Д. Орме-Джонсон и Ч. Хейнес в ходе экспериментальных исследований по изучению ЭЭГ-когерентности в основных состояниях сознания, установили, что в так называемом состоянии "чистого” сознания имеет место высокий уровень когерентности альфа-волн мозга, который предположительно рассматривается как его возможный нейрофизиологический коррелят, в связи с чем также ставится вопрос о функциональном значении состояния "чистого” сознания и когерентности для различных аспектов информационного процесса /123/. В другой экспериментальной работе по исследованию межсубъектной ЭЭГ-когерентности в практике ТМ (трансцендентальной медитации) было обнаружено существование аналогичного феномена уже на межсубъектном уровне. В соответствии с интерпретацией этого явления, предложенной авторами работы, следует, что в "добавление к классическим потенциалам действия мозг может иметь квантомеханический уровень функционирования, достигаемый в ходе ТМ программы и может быть интерпретирован как базовое, неограниченно расширенное поле сознания” /124/. Подобную идею развивает и Л. Домаш, рассматривая состояние "чистого” сознания, индуцированное техникой ТМ, как фазовый переход к макроскопической квантововолновой функции, к более высокоупорядоченному коллективному состоянию нейронов /32/. 
   Как показывают результаты многочисленных исследований, существует определенная корреляция или связь между макроскопическими когерентными состоянием в мозге и генетически наиболее ранней формой сознания – сознанием "Я”; это может означать, что мы имеем дело, вероятно, с одним из фундаментальных принципов организации биологических систем. В то же время существующие космологические модели свидетельствуют о том, что, по крайней мере, наша Вселенная непременно должна была пройти через стадию конденсации с образованием скалярного поля, которое, в свою очередь, стало причиной существующего многообразия элементарных частиц и их взаимодействий. Что же касается санкхьи, то, как это можно было заметить, в её креационистских построениях различные космологические факторы играют далеко не последнюю роль, - возникновение и формирование тонкого тела, а на его основе – и эволюционно самой ранней формы сознания, представляет собой по сути один из актов космогенеза. Не делая далеко идущих выводов, нетрудно предположить, что этой его стадии формирования могло отвечать вполне конкретное физическое состояние или процесс, а в своем завершенном виде тонкое тело вполне могло представлять собой некую полевую субстанцию. 
    С появлением Ахамкары эволюция тонкого тела вступает в завершающую стадию, на которой уже возникшая структура подвергается воздействию различных Гун. Согласно Ишварвкришне, в этом случае: "Под воздействием Саттвы из Ахамкары возникает ряд одиннадцати органов действия и чувств, а под влиянием Тамаса – тонкие и грубые элементы” (S. K., 25). Гаудапада поясняет, что "Ахамкара, находящаяся под воздействием Саттвы, чиста и определена древними учителями как "модифицированная”, а возникшее из нее множество одиннадцати также чисто, то есть адекватно своим функциям” (G. B., 25) Нараяна также характеризует такое множество как саттвическое, поскольку оно "…является светлым и освещающим” (S. C., 25). Понятно, что факт модификации означает появление на основе базовой структуры Ахамкары множества новых функциональных структур, основная роль в формировании которых принадлежит доминирующему аспекту Саттвы с его тенденцией к самоорганизации и адекватному отображению. Саттвическая модификация Ахамкары определяет системно-функциональный аспект эволюции Пракрити (T. K., LII. 240), в то время как модификация, обусловленная Тамасом – вещественно-энергетический: "Когда Ахамкара находится под воздействием Тамаса, она становится источником Элементов, как это определено учителями древности” (G. B., 25). Из такой Ахамкары возникает ряд пяти тонких элементов (tanmātra), после чего следует дальнейшая модификация: ”Из этих пяти тонких элементов, которые неспецифичны (aviçeṣa) происходят пять грубых элементов, которые специфичны (viçeṣa)” (S. K., 38). Эти тонкие элементы, по словам Гаудапады, являются "рудиментами звука, осязания, вкуса, запаха, формы. Они суть объекты восприятия божественных существ, поэтому называются неспецифическими” (G. B., 38). Нараяна считает, что они называются неспецифическими, потому что "не воспринимаются обычными людьми” (S. C., 38). На этом этапе завершается не только формирование тонкого тела как совокупности знаковых средств, но и всей знаковой системы в целом, и здесь очень отчетливо прослеживается характер двойственной тенденции развития Пракрити, где наряду с модификацией и появлением новых функциональных структур, одновременно и происходит частичная трансформация физического базиса – (liṅga) в тонкие элементы, первичных знаковых средств – во вторичные. Тонкие элементы, в свою очередь, становятся универсальной физической основой для возникновения новых функциональных структур и тем исходным физическим материалом, из которого формируются грубые элементы (bhūtanī). С появлением тонких элементов (tanm¤tra) эволюция тонкого тела завершается, точно также как завершается формирование знаковой (информационной) системы, включающей интерпретатора (Пуруша), знаковые средства или средства познания (liṅgamat), а как результат их связи – и десигнаты, то есть психические образы. Данный этап эволюции Пракрити, ещё не является окончательным, её завершение связано с появлением грубых элементов, на основе которых санкхья описывает и объясняет причину происхождения вещественных тел и наблюдаемого внешнего мира. 
   Согласно Вачаспати: "… из пяти таиматр (реликтов) звука, осязания, цвета, вкуса и запаха происходят соответственно пять грубых элементов – эфир (ākaçā), воздух (vayu), огонь (tejas), вода (apna) и земля (pṛthvi). Этот aкаша возникает из одной из танматр, являющейся рудиментом звука” (T. K., XXXVIII. 185, 186). Следовательно, aкаша и есть тот элемент, на основе которого происходит формирование вещественного мира. Его свойства таковы, что он не только является местом для размещения в нем всех тел, то есть обычным пространством, но также и "физическим базисом для всех органов слуха и всех звуков, и поскольку aкаша есть средоточие всех звуков, из этого вытекает его первое характеристическое свойство” (Y. B., III. 41). Надо сказать, что констатация подобной связи, связи между звуковыми колебаниями и трехмерным пространством выглядит весьма интригующе, так как существующие космологические теории свидетельствуют о том, наблюдаемая структура Вселенной возникла в результате развития первоначально небольших флуктуаций плотности (звуковых колебаний). Квантовые флуктуации, обычно существующие в микроскопических масштабах, в экспоненциально расширяющейся Вселенной гигантским образом увеличивают свою амплитуду и длину и, тем самым, становятся космологически значимыми. В силу этого галактики, их скопления и прочие структуры представляют собой макроскопическое проявление микроскопических, но сильно разросшихся квантовых флуктуаций, которые, будучи чисто квантовыми, возникают в результате разрастания нулевых колебаний h/2. Движущей силой инфляции в этом случае является скалярное поле /111/. Фактически здесь происходит превращение коротковолновых квантовых флуктуаций S поля  в длинноволновые; длина волны образовавшегося неоднородного классического поля S экспоненциально растет во времени. Расширение различных областей наблюдаемой части Вселенной размером 1028 см начинается практически одновременно, поскольку все они возникают за счет раздувания области Вселенной размером не более 10-33 см /117/. Таким образом, флуктуации плотности в инфляционной модели Вселенной могут играть весьма существенную роль и являться одной из основных причин появления привычного трехмерного пространства: " … инфляция может быть управляема когерентными осцилляциями массивного скалярного поля столь же, как и поляризацией вакуума” /125/. 
   В теории эволюции санкхьи, одна из поздних эволют Пракрити – Акаша, также возникает на основе звука, вернее сказать, Акаша и есть сущность звука, поэтому ему приписываются не только пространственные характеристики, в соответствии с которыми он является местом для размещения в нем физических тел, но и средой, субстратом, который по сути и является звуком. Отсюда следует, что для его описания было бы явно недостаточно одного только сопоставления с геометрическими характеристиками пустого пространства. В принципе и космическое пространство не является совершенно пустым, поскольку в ней находится межзвездная материя и поля излучения различной природы, а так как звуковые волны суть ни что иное как периодические изменения плотности того субстрата, в котором они распространяются, то и в космическом пространстве звуковые волны также могут распространяться, хотя и очень малой интенсивности. Согласно концепции А.А. Дмитриева, реальные частицы могут рассматриваться как звуковые волны или точки дилатации, движущиеся в изотропном физическом вакууме /126/. Так что нельзя не видеть явной схожести взглядов на креационистскую функцию звука как в современной космологии, так и в философии санкхьи.
Категория: Философия | Добавил: Leon (30.12.2011) | Автор: Леонов Александр Григорьевич
Просмотров: 390 | Комментарии: 2 | Теги: Линга-шарира, семиозис, философия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск

Copyright MyCorp © 2019
Создать бесплатный сайт с uCoz