Пятница, 06.12.2019, 22:15
Приветствую Вас Гость | RSS

Пучеж-на-Волге

Категории раздела
Философия [36]
Философия
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Философия

ПРОБЛЕМА СОЗНАНИЯ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ. Часть 7
9
   Все эти вопросы, несмотря на их явно схоластическую окраску, приобретают, как оказывается, принципиальное значение, когда мы переходим к обсуждению круга проблем, связанных с поиском физических оснований сознания, с изучением природы и свойств физических коррелятов психических явлений. Сама уникальность сознания, его системно-функциональный характер, явно свидетельствует о необходимости изучения всех сторон этого явления и на всех уровнях, будь то на психическом или физическом. В то же время бесспорно и то, что прежде чем начинать поиск, надо точно определить его диапазон. Этот момент имеет прямое отношение к весьма активно развивающемуся в современной науке и философии направлению, связанному с поиском физических оснований сознания. Сознание, будучи нефизическим феноменом, есть, тем не менее, проявление неизвестного физического процесса, который на данном этапе концептуально оформился как информационный. В таком процессе сознание получает функциональный статус информации; другие стороны процесса, - источник информации и её получатель, представляют собой её объективную основу. Отсюда цель поиска - идентификация и изучение этих сторон информационного процесса и, в принципе, нельзя исключить и такой возможности, что предметом исследования могут стать объекты предельно общего характера, - уже не отдельные физические системы, а различные уровни физической реальности с присущим им многообразием свойств и качеств. 
   Индивидуальное сознание в этом смысле может быть представлено как метасистемное свойство, как своего рода суперпозиция свойств предельно общего характера, присущих каждому из таких уровней. Поэтому А.М. Мостепаненко совершенно обоснованно высказывает предположение о том, что "...существование сознания связано не только с физико-энергетическими и информационными процессами обычного типа, но и с какими-то реальными феноменами очень общего характера..." /52/. Отсюда точное разграничение функций всех сторон информационного процесса представляет собой важный научно-теоретический аспект исследований, ведущихся в этой области, - вполне возможно, что в пределе в область наблюдаемого может отойти не только человек с его соматическим организмом и ближайшим физическим окружением, но и Вселенная в целом, множество других Вселенных, кванты, поля, частицы, структуры физического вакуума; словом, всё то, что существует в соответствии и на основе вполне определённых миро-образующих принципов, всё, что может быть подведено под категорию наблюдаемого в силу проявления общих системных свойств. В то же время в сфере наблюдателя может оказаться, вообще говоря, ещё неизвестный уровень физической реальности, существующий на принципиально иной системной основе и, в известной степени, являющийся диалектической антитезой наблюдаемого. Но, эти уровни могут оказаться различными сторонами отношения, в котором каждый из них будет выполнять свою специфическую функцию и их связь между собой может быть представлена в качестве особого функционального свойства. 
   Поэтому поиск и описание процессов и явлений, относящихся к физическим основаниям сознания, должен включать в себя не только описание каждой из сторон этого отношения в их особой функции, но и характер самой связи между ними. Обращает на себя внимание особая широта и масштабность поисков, ведущихся в этом направлении, что вполне отвечает духу современной философии сознания, для которой вообще стала типичной тенденция к выходу за рамки традиционных теоретических установок, сформировавшихся в своё время под влиянием экспериментальной психофизики, нейрофизиологии, теории моделирования нейронных сетей и т.п.. Так, М.К. Мамардашвили видит решение проблем, относящихся к философии сознания скорее в связи с современной физикой и космологией и поэтому явно склонен экстраполировать сознание (вернее - его носителя) за рамки индивида в форме некоего пространственно-подобного или полевого образования /101/. В свою очередь, А.К. Манеев развивает достаточно оригинальную гипотезу биополевой формации, своеобразие которой состоит в её свойстве континуальности (в отличие от квазиконтинуальности, то есть контактной непрерывности прочих квантованных полей). По словам автора гипотезы: "Такая специфическая полевая компонента... существенно детерминирует комплекс свойств жизни и психики... она выступает как состояние определённого возмущения актуально-бесконечной в пространстве и во времени целостной субстанциальной реальности континуально-полевого типа. На такой основе осуществимы взаимодействия, распространяющиеся мгновенно, а их сила не зависит от расстояния" /102/. Похоже, гипотеза А.К. Манеева основана на предположении о существовании в природе физического континуума, идее, которую впервые высказал Г. Кантор. Если подобное физическое образование действительно существует, то оно, безусловно, должно обладать весьма необычными свойствами. В то же время неясно, какова именно роль этой гипотетической континуальной среды в реализации психических процессов; какова в этом случае роль квантованных полей: функции тех и других физических объектов в концепции А.К. Манеева не определены. 
   Надо сказать, что очень похожую идею на этот счёт высказывает и А.И. Чернетский. Основываясь на таком физическом эффекте как поляризация вакуума под воздействием слабых электрических и магнитных полей, он видит в этом возможную причину возникновения психических явлений: "Структурирование физического вакуума ярко проявляется в опытах с формированием оболочек при мысленном создании объекта... можно предположить, что сложнейший набор волн с продольной компонентой, формируемых в мозгу человека... создаёт этот образ... в виде определённой структуры вакуума путём ориентации виртуальных диполей" /103/. Связывая специфические квантовые эффекты с психическими явлениями, А.И. Чернетский, тем самым, предлагает рассматривать уже некий возможный механизм считывания, в которой электромагнитные поля играют роль кодов; субстрат физического вакуума, следовательно, определённым образом реагирует на их появление, - оболочки из виртуальных частиц во сути воспроизводят или повторяют конфигурации этих полей полем нулевых колебаний. В пользу такого предположения свидетельствует тот факт, что вакуум в своих специфических эффектах реагирует главным образом на геометрию и топологию внешних полей и конденсированных тел, причём весьма тонко, как это, например, имеет месте в эффекте Казимира. В то же время, связывая возникновение психических образов с реакцией поля нулевых колебаний вакуума на внешнее воздействие, мы должны, тем самым, приписать электромагнитному полю и полю нулевых колебаний вполне определённые функции, - ведь речь в данном случае идёт об информационном процессе. К сожалению, из данной модели неясно, почему физический вакуум может реагировать на внешнее воздействие столь нетривиально, как и неясно, какими именно свойствами должно обладать внешнее поле с тем, чтобы инициировать возникновение психического образа. 
   Вместе с тем, было бы очень заманчиво именно физическому вакууму приписать статус конечного наблюдателя; этот физический объект, его структура, свойства и способ существования качественно отличаются от привычных нам свойств микро- и макромира. Для его описания более адекватны понятия аморфности, неопределённости, непрерывности и связности. Так, А.М. Мостепаненко, характеризуя свойства физического вакуума, отмечает, что "...вакуум квантовой теории поля с протекающими в нём многообразными виртуальными процессами может считаться самым аморфным и неопределённым из всех физических объектов". В то же время он представляет собой "наиболее универсальный и фундаментальный вид реальности из известных в настоящее время, который содержит в виртуальном состоянии всевозможные частицы и процессы" /52/. Особые свойства среды физического вакуума позволяют рассматривать последний как онтологическую основу всех известных физических процессов: "Дискретность квантованного поля проявляется в наличии его квантов (элементарных частиц) и в характере их взаимодействий. Но непрерывной и вездесущей физической реальностью, на фоне которой происходят все физические взаимодействия, является основное состояние поля (вакуум)". Отсюда возникает представление о вакууме как о "неопределённом, потенциальном, чрезвычайно сложном бытии" /52/. Существование вакуума как особой физической среды проявляется в ряде специфических эффектов, к которым можно отнести его поляризацию, рождение пар частица-античастица, образование конденсата и пр. Вакуум чувствителен к любым видам воздействий как энергетического, так и топологического характера; как объект с бесконечной энергией и бесконечной плотностью энергии, вакуум нетривиально реагирует на внешние поля: "...внесение в структуру физического вакуума нелинейного геометрического и топологического объекта должно привнести в эту линейную среду возмущение геометрической или топологической природы" /104/. В данном эффекте проявляются поляризационные свойства вакуума, причём решающим фактором здесь является наличие совокупности параметров, характеризующих геометрическую конфигурацию поля, вариация которых может вызвать изменение в вакуумной энергии. Появление границ для поля модифицирует нулевую энергию /105/. Существует целый ряд моделей физического вакуума, с разной степенью адекватности описывающих те или иные физические процессы и явления. В современном понимании вакуум представляет собой "...сложный квантовый динамический объект, проявляющий себя через флуктуации. Физический вакуум играет роль единого поля, фазовые (поляризационные) состояния которого проявляются как Е, G, S - поля (электромагнитные, гравитационные, спинорные)" /104/. Находясь в различных фазовых состояниях, вакуум, в одних случаях проявляет свойства сверхтекучей жидкости, а в других - абсолютно упругой среды, в которой все элементарные частицы могут быть представлены областями точечной дилатации /106/. По словам Г.И. Шипова, вакуум представляет собой "...матрицу возможного в природе и изначально не может быть определён чем-нибудь конкретным. Он может находиться в двух состояниях: упорядоченном и неупорядоченном, когда невозможно сказать ничего конкретного" /107/. Как уже говорилось выше, физический вакуум как таковой не наблюдаем, но косвенно проявляет себя через различные физические эффекты. "В основе многочисленных вакуумных эффектов" - как отмечает Н.Н. Трунов, "лежат три явления: поляризация вакуума... рождение пар частица-античастица в интенсивном поле и перестройка вакуума с образованием конденсата" /108/. Это последнее явление может представлять особый интерес в связи с экспериментально установленным фактом существования фазовых переходов и макроскопических когерентных состояний в центральной нервной системе /109/. 
   Нетрудно предположить, что возникновение такого состояния в ЦНС, способно инициировать процесс типа бозе-эйнштейновской конденсации в среде физического вакуума; при этом внешнее поле будет играть роль параметра упорядочивания. А это, в свою очередь, означает, что те, характерные для фазовых переходов явления, такие как, скажем, обращение в бесконечность радиуса корреляций в самой точке фазового перехода, конденсация неограниченного числа частиц в основном состоянии с импульсом, равным нулю, в той предположительно континуальной среде, которую представляет собой физический вакуум, могут быть реализованы актуально, и мы получаем состояние совершенного упорядочивания с характерными признаками неизменности, целостности и единства, особенностью которого является его актуально-бесконечная природа в отличие от конечности и локальности инициировавшего это состояние внешнего поля. Но, в совокупности взятые, эти феномены представляют собой единое полисистемное образование, включающее в себя субквантовый, квантовый и макроскопический уровни. Особым образом упорядоченное состояние среды физического вакуума далее может быть "учтено" уровнем более высокого порядка как системно близкое, но не тождественное ему образование и, таким образом, здесь будет уже иметь место взаимодействие актуально-бесконечных объектов, если, конечно, подобная иерархия реально существует в природе. Речь, собственно, идёт пока о том, как вообще возможно возникновение системы "сообщение - получатель" и какова может быть объективная основа такой связи? Вероятно, решающую роль здесь играет взаимный учёт общих системных свойств и различие структуры каждого из таких уровней. Поэтому формирование континуально-упорядоченной структуры физического вакуума, где параметром упорядочивания выступает бозе-конденсат внешнего поля, может представлять собой очень тонкий эффект в отличие, например, от известного физического явления, такого как образование конденсата классического поля в результате спонтанного нарушения симметрии, где роль энергетического фактора весьма существенна. 
   Пока же можно только с уверенностью утверждать, что физический вакуум занял своё законное место в психофизической проблеме, и многие исследователи поэтому склонны видеть объективную основу сознания в способности человека управлять вакуумным состоянием. Так, А.П. Дубров и В.Н. Пушкин возможную причину существования парапсихических феноменов находят в "…способности человека оперировать вакуумным состоянием и наполняющими его виртуальными частицами и их потенциалами... трансформации вакуумного состояния могут быть реальной основой биогравитационного поля при высших формах психической деятельности" /110/. Г.И. Шипов видит в теории физического вакуума возможность объяснения психических явлений, - при этом физической основой сознания выступает первичное поле инерции - торсионное поле: "Первичное торсионное поле выступает как поле сознания, информации и на этом уровне представляет собой элементарные пространственно-временные вихри, не переносящие энергии, но переносящие информацию" /107/. В.Н. Бинги и А.Е. Акимов считают, что "...торсионное поле как поле геометрических свойств пространства-времени является удобным объектом для попыток интерпретации психофизики... одна из функций мозга - производство торсионных полей какой-либо сложной пространственно-временной конфигурации... идеи суть объекты рефлексии сознания, взаимосвязанные с особыми, сложноорганизованными структурами физического вакуума" /111/, то есть идеальным объектам или идеям, представленным в сознании образами, сопутствует торсионное поле, генерируемое мозгом. В другой своей работе А.Е. Акимов высказывает предположение, что "...каждому акту сознания соответствует своя спиновая структура в мозге, которая приводит к соответствующему характеристическому торсионному излучению" /104/. 
   Легко заметить, что общим содержанием рассмотренных выше психофизических моделей является представление об особой роли физического вакуума, где он, по крайней мере, может выступать в качестве конечного субстрата, в котором воплощены многообразные кодовые формы, а это означает, что он становится в таком случае одним из аспектов информационного процесса. В таком процессе геометрические и топологические характеристики кода должны быть соответствующим образом интерпретированы, то есть считаны. Отсюда вопрос - чем и каким образом? Следовательно, необходимо описание и другой стороны функционального отношения - интерпретатора и характера его связи с источником информации. Может ли в этом случае такой глобальный объект как физический вакуум, предположительно, быть таким интерпретатором? Каких-либо доказательств на этот счёт нет. В то же время нельзя не признать присущности ему в достаточной степени необычных свойств. Физическому вакууму присуща двойственная природа, он сочетает в себе противоречивые, взаимоисключающие свойства. Будучи, с одной стороны, в высшей степени упорядоченным образованием - основным состоянием поля с его признаками неизменности, неделимости и целостности, он, с другой стороны, демонстрирует черты, характерные для неустойчивых, критических, метастабильных состояний, что позволяет ему выступать в качестве основы всех физических процессов и явлений. Физический вакуум достаточно своеобразно реагирует на воздействие внешних полей, что может быть обусловлено особой специфичностью его субстрата, образованного виртуальными частицами и предполагаемой континуальностью его структуры. В частности, в представлении о суперструнном вакууме отчётливо просматривается та идея, что "масса (и вообще вещество) не является существенной характеристикой материи на глубинном уровне. Таковой является способность к самодвижению, самоорганизации невещественных объектов, в частности, квантов суперструнного поля или ещё более обще, - суперструнного вакуума. Элементарные частицы и их массы возникают в процессе самоорганизации безмассовых материальных объектов - суперструн из суперструнного вакуума" /112/. Это парадоксальное сочетание свойств изменчивости и неизменности, целостности и множественности, ясно свидетельствует о том, что физический вакуум представляет собой некое полисистемное образование и поэтому нельзя исключить и возможности того, что он может оказаться тем самым конечным субстратным уровнем, на котором происходит формирование конечного кода. 
   В разделе 8, при обсуждении онтологической модели информационного процесса, было высказано предположение о том, что может существовать некая промежуточная инстанция, объединяющая в себе системные свойства различных уровней. В этом смысле физический вакуум мог бы представлять собой такую промежуточную инстанцию, - уровень первого порядка, который, в свою очередь, связан с уровнем более высокого порядка в силу своего системного подобия и близости к последнему, для которого единственно возможным способом реагирования является реакция чисто системного характера и чьи свойства имеют отличие и от свойств физического вакуума. Можно представить себе, что объекты с бесконечной энергией взаимодействуют между собой на принципиально иной основе, чем объекты с конечной энергией или объекты с конечной и бесконечной энергией, как это имеет место в эффекте Казимира: "Этот вакуум, это состояние нулевого порядка с его колоссальной плотностью виртуальных фотонов, виртуальных пар... частиц и виртуальных "кротовых нор", должен быть соответствующим образом описан - только тогда он сможет служить фундаментальной отправной точкой для соответствующего анализа возмущений" /113/. Собственно, так и обстоит дело; только в этом случае можно ответить на вопрос - какова же роль вакуума в психических процессах и явлениях, какова его функция в информационном процессе в целом. 
   При обсуждении вопросов, относящихся к возможным физическим механизмам обеспечения психической деятельности, нельзя обойти вниманием факт экспериментального подтверждения существования фазовых переходов, процессов крупномасштабного упорядочивания и корреляции, макроскопических когерентных состояний в такой системе многих тел, какой является мозг. В частности, И.3. Цехмистро описывает возникновение такого упорядоченного состояния следующим образом: "...при достижении частотой синаптических переходов в мозге некоторого порогового значения, возникает особое свойстве целостности и неразложимости состояний мозга, имеющее не физически-причинную, но импликативную природу. Именно на основе этой связи возникает так хорошо известное каждому из нас переживание целостности и неразложимости нашего "Я" /114/. Точно также и в процессе образования бозе-конденсата, достигается состояние совершенного упорядочивания в системе многих квантовых объектов, которое обусловлено объективно существующим свойством или тенденцией к возрастанию степени вероятности перехода всё новых частиц в это упорядоченное состояние с ростом количества частиц, уже находящихся в конденсатном состоянии. Этот фактор тотального упорядочивания является чисто системным свойством динамического аспекта реальности, имитирующим по сути тот мирообразующий принцип, на котором основано существование субквантового уровня с его характерными чертами целостности и единства. Далее, развивая предложенную им концепцию физической основы сознания, И.3. Цехмистро отмечает: "...как только частота синаптических передач, осуществляемых на основе описанной несиловой корреляции достигает достаточно высокого уровня, так в силу самого этого обстоятельства возникает нечто, что не успевает исчезнуть от одной несиловой синаптической передачи к другой и усиливается этими передачами на других синапсах. Это нечто есть достаточно устойчивая и обширная (захватывающая значительные области головного мозга), не физически-причинная, а импликативная связь событий в нём. Она обеспечивает появление в функционирующей системе совершенно уникального свойства целостности, в силу которого вся эта система реагирует на поступающее раздражение как неделимая единица и события, происходящие в одних отделах её, оказываются не причинно, а логически связанными с событиями в других её отделах" /114/. Поэтому, нетрудно предположить, что появление локально упорядоченного состояния в полевом и вещественном субстрате центральной нервной системы, может являться по сути ключом к запуску механизма считывания. Так как конденсатное состояние является самоподдерживающимся и стабильным за счёт когерентности, то есть строгой согласованности поведения всех его элементов, оно, будучи устойчивым, целостным и неизменным образованием или феноменом упорядочивания, может трактоваться как возникновение вакуумного состояния в системе многих тел, которое, в то же время, системно подобно вакууму элементарных частиц, основному состоянию поля. Значение этого события видится также и в том, что здесь мы имеем дело с фактом моделирования одного физического объекта другим и этот момент, возможно, является существенным для понимания природы процесса возникновения сознательного переживания, - ведь наличие корреляции между макроскопическим когерентным состоянием в мозге и так называемым состоянием "чистого сознания" уже доказано экспериментально /115/. Можно представить, что факт физического моделирования отображается на психическом уровне, что является бесспорным тогда аргументом в пользу достаточно оригинальной концепции Н.И. Губанова, который склонен рассматривать человеческое познание как своеобразное моделирование в широком смысле слова, когда идеальные образы, психические явления представляют собой особые виды моделей. Он, в частности, пишет: "Модель сама по себе воспроизводит с определённой степенью адекватности структуру и свойства оригинала и содержит определённую информацию о нём" /116/. Отмечая несомненное подобие и сходство этих двух вакуумных состояний, реализуемых на различных уровнях физической реальности, можно с известной долей уверенности предположить, что установление вакуумного состояния в системе многих тел (бозе-конденсация), какой является мозг, может стать ключом к запуску процесса идеального отражения, и поэтому детальное изучение механизма фазовых переходов в мозге и связанных с ними когерентных состояний, представляет собой познавательную задачу первостепенной важности в общей проблеме изучения физических основ психической деятельности. 

Категория: Философия | Добавил: Leon (01.01.2012) | Автор: Леонов Александр Григорьевич
Просмотров: 240 | Теги: сознание, философия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск

Copyright MyCorp © 2019
Создать бесплатный сайт с uCoz