Пятница, 06.12.2019, 12:31
Приветствую Вас Гость | RSS

Пучеж-на-Волге

Категории раздела
Философия [36]
Философия
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Философия

О гипотезе существования газообразных форм жизни. Часть 2
Опыты Ш. Ланселена. 
   В книге Ш. Ланселена «Methode de double-ment personnel» делается ряд ценных наблюдений над выделением астрального призрака человека, дополняющих замечательные опыты Г. Дюрвилля. В качестве научных фактов, ибо исследования эти ведены с обстоятельностью и систематичностью, - мы приводим наблюдения Ш. Ланселена над одним лицом, достигшим способности самопроизвольно выделять свой астральный призрак, направляя его затем в места и к лицам по своему желанию. – 
   В настоящее время г. Х. – человек лет 60, довольно крепкий, имевший со времени детства одну только серьезную болезнь в возрасте 28 лет, вообще – прекрасное здоровье, темперамент нервно-холерический с сильным преобладанием нервов. В нравственном отношении это очень спокойный, уравновешенный человек, жизнь которого протекала среди умственных и научных работ. Он не верит ни в чудеса, ни в сверхъестественное, придерживаясь на практике афоризма Гамлета: «Все возможно», но признавая лишь то, что ему доказано. 
   Лет 35-36 тому назад, - он в точности не помнит, - он случайно прочел несколько сочинений по оккультизму, которые возбудили в нем любопытство. Теории астрального тела показались ему приемлемыми, так как соответствовали действительности. Он читал о случаях раздвоения, и ему пришло на мысль самому испытать, допустимо ли подобное явление. 
   Он знал из прочитанных книг, что всякому сверхфизическому явлению (он считал таковым раздвоение) должна предшествовать специальная тренировка, основанная на вегетарианстве в течение времени; с другой стороны, рассматривая экс-териоризацию астрального тела, как явление, обусловленное нервной силой организма, он заключил, что тренировка эта должна также иметь целью развитие его нервной силы. Как видите, в его рассуждении была доля правды и доля лжи. 
   Он составил для себя пищевой режим на вегетарианской основе, сократил свой сон, подверг себя электризации и глубоким размышлением о задуманном явлении, пил много кофе и другие возбуждающие напитки, регулярно ложился спать в половине второго утра, проводя конец вечера в размышлении в полусвете спущенной лампы. 
  Так как он был женат, отец семейства и не желал никого посвящать в свой проект, чтобы не вздумали отговаривать его, он не мог строго следовать своему режиму, чтобы не возбудить подозрений, но по мере возможности старался исполнять его. Нервная сила, которая преобладала в его темпераменте, обладает свойством растяжимости и развилась сама собою, несмотря на недочеты в его режиме. Другая и случайная причина как бы исправила эти недочеты: чтобы вернее обеспечить себе успех, он принимал задуманное раздвоение к одному из больших опытов сверхфизических, которые требуют сорока дней подготовки: продолжи-тельность режима покрыла его неправильность и привела, так сказать, механически к желаемому результату, который получился как бы помимо него. 
   Действительно, каждый вечер, в течение сорока дней, он сосредоточенно размышлял о своем проекте до половины второго утра; затем ложился спать, с твердым решением раздвоиться через столько-то дней. 
Первое время все шло хорошо, и его воля не ослабевала; по некоторым признакам он чувство-вал, как увеличивалась его нервная восприимчивость; все, следовательно, было превосходно. 
Но когда подошел намеченный срок, энтузиазм первых дней уступил место серьезным мыслям; опасность опыта представилась ему со всеми своими последствиями и неотступная мысль овладела им: «Что, если я не смогу перевоплотиться в свое физическое тело?» – 
   Накануне или за два дня до окончания тренировки, под влиянием сильнейшего страха, в десять часов вечера, он «послал все к черту», по его выражению, и лег спать с удручающим сожалением о том, что вот он все приготовил для опыта, от которого приходится отказаться в последнюю минуту. 
   Надо заметить, что невольно и роковым образом он попал в самые благоприятные условия для успеха опыта: его нервы были чрезвычайно возбуждены его страхом, что замысел останется не исполненным. Эта двойная мысль долго мучила его, отняла сон, и он заснул только в свой обычный час: в половине второго. 
И что произошло затем? Вот как он передал мне свое неприятное приключение: 
«Не знаю, сколько времени я спал; может быть, две минуты, а может быть несколько часов, не знаю. Ко мне вернулось сознание как бы сновидения; я ходил ночью по своей комнате и несмотря на темноту, ясно различал малейшие предметы и мельчайшие детали. Самочувствие у меня было хорошее, легкость поразительная; мне казалось, что при каждом вдыхании мое тело поднималось, а при каждом выдыхании опускалось; словом, мне казалось, что я точно плыву в воздухе. Не минуты я не сомневался, что переживаю «ясновидящий сон». Но что же я делал, вследствие каких гипнотических причин брожу я таким образом по своей комнате? Всякое сновидение имеет свою цель, к которой стремится с такой быстротой, что вы переживаете годы в несколько минут … здесь ничего подобного! Я увидел свою жену, которая спокойно спала, и я подумал, как бы не разбудить ее. Я подумал о своей дочери, и мне казалось совершенно естественным, что я тотчас же увидел ее перед собою, хотя ее комната отделялась от моей двумя стенами с запертыми дверями. Моя мысль вернулась к жене, которую я снова увидел. Но возле нее я увидел кого-то…кого? Не знаю… спящее человеческое тело… 
   Вдруг явилась мысль, что это тело занимало мое место, что это было мое тело!… С быстротой молнии я понял все: это мое тело лежало в посте-ли…а я…я! Или я умер, или экстериоризован!…Ужас объял меня, ужас, что не смогу пере-воплотиться в свое тело, ужас, усиленный мыслью о всех неоконченных мною делах, если я умер. И в отчаянии, с безумным порывом сильнейшей воли, я захотел войти в свое тело… Далее не помню…я вижу себя стоящим на постели, собирающимся бежать; моя жена, внезапно проснувшись, уцепилась за меня, стараясь удержать, так как наша гостиная ремонтировалась, и наша комната была сплошь заставлена мебелью; около постели стояли острые бронзовые каминные щипцы, которые могли опасно ранить меня, если бы я упал на них. Я неподвижно стоял. Как сумасшедший, не осознавая, что я делаю, холод вернул мне самочувствие, и я ма-шинально улегся, проговорив: «У меня был кош-мар!» 
   «На другой день я проснулся усталый. Моя жена пошутила по поводу моего ночного бегства, об истинной причине которого я умолчал. Но я обещал себе не повторять подобной выходки». 
Далее, Ш. Ланселен, как это и принято в серьезном научном изыскании, делает необходи-мые выводы и умозаключения из результатов про-веденного эксперимента. Как оказывается здесь вовсе нет никаких проблем и все выглядит совсем просто. 
    Каков теперь у г. Х. механизм «раздвоения»? Каждый раз, когда Х… надо совершить раздвоение вечером, порядок дня у него следующий. Он встает в 9 часов, чтобы не устать утром, и до завтрака ищет в повседневных фактах малейшие причины к раздражению, собирает их и преувеличивает, чтобы раздражить свою умственную и нервную систему. Завтрак очень умеренный, чтобы не обременить желудка. После завтрака, он избегает поводов к умственному раздражению, чтобы умственное тело, им уравновешенное, было в полном самообладании и насколько возможно, усилило бы свою власть над физическим организмом. Он ищет повод для нервного раздражения, чтобы привести себя к вечеру в такое состояние, когда, по его выражению, является по-требность сломать что-нибудь. За обедом он медленно проглатывает несколько ложек бульона, с целью заморить червячка, чтобы требования желудка не беспокоили его в течение вечера. Словом, он так распределяет свой день, чтобы на опыте быть с возможно пустым желудком, с уверенной в себе волей и с раздраженными нервами. 
При такой подготовке для Х… достаточно погасить в себе ощущения пяти внешних чувств и сосредоточиться в твердом желании выделиться, чтобы «раздвоение» совершалось. 
  При настоящей степени развития Х…, - за-ключает Ш. Ланселен, - усвоил больше половины элементарных основ, которые необходимы для полного выхода в астрал: 
- Его организм приобрел способность раздвояться. 
- Он проявляет нужную волю для достижения раздвоения. 
- Он может посылать свой призрак в заранее намеченное место.(С условием встретить там субъекта способного выделить свою собственную эфирную силу и передать ее ему для проявления его присутствия, и одаренного способностями   восприятия, чтобы видеть или чувствовать его.) 
- Он обладает осязаемостью, видимостью и слышимостью. 
- Он с удовлетворенной легкостью перевоплощается в свой саркосом (физическое тело), так сказать, механически. Но зато ему недостает специальных способностей: 
- Способности совершать, в состоянии выделения, задуманное действие.(Впрочем, судя по предыдущим опытам, он уже заставляет  свой призрак подчиняться ему.  ( 5 ). )
- Сознательного управления. 
- Воспоминание о том, что происходит и что он делает во время своей экстериоризации. 
В настоящее время он старается приобрести эти способности, занимаясь научно обставленными опытами в особых условиях «( 5 ). 
Здесь, как мы видим, описывается (с весьма забавными подробностями) случай, когда так называемый «внетелесный опыт» становится как бы неотъемлемой частью семейного быта (чем то вроде повседневного ритуала одевания домашних тапочек). 
   Еп. Игнатий утверждал, что физической основой ГФЖ не могут быть газы, известные науке XIX столетия, т.е. атомные или молекулярные. Это его отрицательное суждение получило мощное теоретическое подкрепление со стороны известно-го российского физика, уже в 70-е годы XX столе-тия. 
   В своей монографии Н.И. Кобозев, анализируя с позиций термодинамики различные возможные варианты объяснения физических принципов, на основе которых существует и функционирует сознание, приходит к выводу, что такой физической основой должен быть квантовый газ из сверх-легких частиц. Ввиду особой значимости сделанных им выводов, приводим большой фрагмент из его работы: 
   «Термодинамика как решение вопроса о том, что может и что не может произойти с некоторым корпускулярным множеством, это первый и необходимый этап при анализе поведения таких множеств. Эта монография не исчерпывает термодинамики процесса информации и мышления, но, думается, она отчетливо ставит эту проблему и до-водит ее решение до определенных выводов. 
   Но завершение термодинамического анализа означает всегда лишь начало следующего этапа с многочисленными разветвлениями: кинетикой, катализом, элементарными процессами и т.д. 
   Эта задача будущих исследований, но начало их уже заложено в заключительной главе. В ней ставится вопрос: если атомно-молекулярная мате-рия мозга не может обеспечить мышление, но вы-полняет для органов только нейрофизиологические функции в форме регуляторной и коммуникационной сети, то какая же форма материи способна к выполнению мыслительных операций, хотя бы в упрощенной до-логической форме, т.е. с малой, но конечной энтропией? 
   Термодинамика сильно вырожденного газа Ферми дает ответ: с помощью сверхлегких фермионных частиц с массой ~10-7me -10-4 me , т.е. 10-34 г–10ˉ³¹г. 
Может быть нейтрино? По массе и по полуцелому спину оно может подойти; но нейтрино прак-тически не взаимодействует с веществом. Однако систематика элементарных частиц допускает существование целого спектра сверхлегких частиц, общие свойства которых описаны в последней главе. Они обладают сверхмалой плотностью и способны удовлетворять многим нужным условиям, чтобы стать основой физики мышления. Их, конечно, не найдет биохимик или цитолог в нервных клетках, но рано или поздно они должны быть обнаружены, как теперь обнаруживается нейтрино, долгое время бывшее совершенно неуловимым. 
Мы живем в нейтринной Вселенной, но было бы неправдоподобно, если бы нейтрино была единственная сверхлегкая, практически неуловимая частица. Мыслящий человеческий мозг и его сознание – это системы не меньшего ранга (разумеется, не в смысле размеров) по значимости и за-гадочности, чем галактики. Вполне правомерно, если в этой «субгалактике» встретятся новые частицы, а вместе с ними тесное соприкосновение механизма мышления с процессами в «вакууме»» (7 ). 
   Это, так сказать,- умозаключения и выводы. Куда как интереснее выглядят аргументы авто-ра гипотезы: «…электронный газ не пригоден для создания низкоэнтропийных структур, поскольку он всегда связан с положительными остовами в кристаллах или положительными ионами в плазме, имеющими достаточно большую энтропию при обычной температуре. 
Здесь нами ставится вопрос об общем ха-рактере того корпускулярного множества из х–частиц, отображение которого на множество сознания способно создавать в нем низкоэнтропийные конструкции, а отображение на клеточное множество организма способно обеспечить его достаточно упорядоченные функции. 
   Представим сильно разведенный ферми-газ из х-частиц (физическая природа которых пока не будет уточняться), распределенный в виде некоторого «облака» по нейронной сети коры головного мозга с ее примерно 10 млрд. клеток. Низкоэнтро-пийное состояние этого х-газа дает программу дей-ствия для этой сети, при выполнении которой могут появиться «сбои», ошибки с соответствующим возрастанием энтропии и неточностью действия сети. Поэтому в общем случае S°сети ›S°х-газа и состояние х-газа должно обеспечить лишь достаточно малую величину ∆S. Если допустить, что на каждую нервную клетку приходится Zх таких частиц, то отсюда можно оценить массу этих частиц и дли-ну фазовой волны в зависимости от степени запол-нения этими частицами нейронной сети. Для этого может служить уравнение для сильно вырожденно-го газа Ферми, выражающее безразмерную энтропию такого газа, как функцию массы частиц mх (в г), их концентрации n (част/см³) и температуры. После подстановки всех констант получим: 
S°= 4 (2πmkT/h2n2/3) ~ 2•1040•mxn -2/3 (при Т=300°K). 
Если положить молярную безразмерную энтропию S°=10ˉ³, то по Больцману, это будет отвечать 1,001 микросостояниям, т.е. неопределенности или «ошибке» всего 0,1%. 
   Для многих дологических психофизических актов даже высокого уровня такая степень упорядоченности может считаться уже достаточной (Подчеркнем еще раз – за исключением логического процесса, т.к. признание сколь угодно малой, но конечной вероятности логической ошибки разрушает всю логику, допуская в принципе возможность различного решения формальнологической задачи. Это близко тому, если бы мы считали статистическим закон сохранения (материи – энергии) и допускали возможность его редкого, но систематического нарушения, как это пытался сделать Н. Бор при β-распаде на еще до-нейтринном этапе теории этого явления). Тогда mх определится их уравнения: 
lg mx ~ 2/3 lg n – 43 (1) 
Длина фазовой волны в случае термического равновесия частиц с системой выразится уравнением: 

λx= 23,8Ǻ (6 .1023 mx T)1/2 (2) 

Откуда путем комбинации с уравнением (1) получим: 
lg λx ~ 1,75 - 1/3 lg n (3) 
Скорость частиц может быть найдена по уравнению Де-Бройля. 
Если это уравнение дает uх > c, то, значит, частица с данной массой физически неприемлема. Из таблицы видно, что физически возможными являются частицы с Zx > 107, c mx > 10ˉ7 mе и с длиной фазовой волны меньшей 10ˉ³см. Это отвечает концентрации частиц в нейронной сети n>1014 част/см³. 
Применение написанных уравнений дает следующие значения для mх, λх и uх при разных значениях Zx . 

Zx 
x- частиц 
нейрон 
Концентрация х-частиц,г/cм3 Масса lg mx, г Масса х-частиц в долях me Длина фазовой волны, см Uх, см/сек 


2•106 
-38,8 
10-11,7 
0,45 
1013 

103 

2•109 
-36,8 
10-9,8 
10-1,4 
1011,8 

105 

2•1012 
-34,8 
10-8 
10-2,4 
1012 

107 

2•1014 
-33,4 
107,4 
10-3 
1010,2 

108 

2•1015 
-32,8 
10-6 
10-3,4 

1010 

109 

2•1016 
-32,2 
10-5,1 
10-3,6 
109,6 

1010 
2 10-17 
-31,4 

10-4,4 

10-4 

109,2 

Степень заполнения нейронов х-частицами, или их термодинамическая концентрация Y, выра-зится в виде отношения числа х-частиц к полному числу частиц (атомов) в нейроне 

Y=Zx / Zат + Zx ~Zx/ Zат 
Считая средний объем нейрона в высших отделах головного мозга ~10-7 см³ и того же по-рядка его массу в г, а средний вес атомов нервного вещества близким к среднему из атомных весов азота, кислорода, углерода и водорода, т.е. ~10 а.е., получим Zат ~6•1015-1016 атомов. Отсюда область величины Y для х-частиц с uх < с будет 10-9 -10-6 
Таким образом, «облако» х-газа, пронизы-вающего нейронную сеть, будет состоять из сверх-легких частиц с массой (10-7 mе –10-4 mе) при кон-центрации (1014 – 1017 х-част/см³), что отвечает плотности ~(10-19 -10-14 )г/ см³. 

У газа при нормальных условиях эта плотность составляет (для Н2) 8•10-5 г/ см³, т.е. в 1010 -1015 раз больше плотности х-частиц. По закону пе-редачи импульса термическое равновесие сверх-легких частиц с молекулярным материалом будет устанавливаться медленно, и поэтому необязательно связывать себя этим условием. В случае более медленных х-частиц (с до-тепловой скоростью) за счет уменьшения скорости uх должна возрасти длина фазовой волны. Таким образом, вычислен-ные значения Yх можно считать нижним пределом этой величины. 
   Пока, по-видимому, нет возможности идентифицировать х-частицы с каким-либо известными элементарными частицами – такие частицы еще не наблюдены. (Ближе всего к х-частицам стоит нейтрино (также фермион). Но, по-видимому, нулевая масса покоя нейтрино препятствует их отождествлению. Кроме того, нейтрино практически не взаимодействует с веществом. Гипотезу о «нейтринной природе души» в форме фианастического памфлета высказал известный пиатель-фантаст А. Днепров ( канд.физ.-мат.наук А. Мицкевич). Он же, но уже как физик, привел и возражения против такой гипотезы (см.[6]).) Но новые частицы открываются регулярно, и поэтому представляет важность вопрос: возможны ли вообще частицы со свойствами х-частиц, т.е. фермионы с массой ~(10-7 mе – 10-4 mе), и какими особыми свойствами они будут обладать? На основании схемы строения и периодизации элементарных частиц Герловина на этот вопрос следует ответить положительно: такие сверхлегкие частицы возможны, и их особым свойством являются большие геометрические размеры, на порядки превышающие линейные размеры атомов. Благодаря этому им должна быть свойственна очень малая «внутренняя» плотность вещества в частице. Например, если в атоме водорода (в нормальном состоянии) эта плотность составляет 4,26 г/ см³, то у х-частиц с массой 10-5 mе она составит всего 10-15 г/см³. По сравнению с атомной материей такие частицы будут представляться областями почти полного «вещественного вакуума». Благодаря большим размерам этих частиц (~ 10-6 см) достаточно уже ~108 х-частиц, чтобы охватить или заполнить весь объем клетки. 
  Проделанный термодинамический анализ процессов до-логического информационного уров-ня показывает, что нейронную сеть, осуществляющую подобные процессы, можно представить как заполненную или «адсорбировавшую на себе» сверхлегкие подвижные частицы со сверхнизкой внутричастичной плотностью. По характеру их функций такие частицы можно назвать «Ψ – частицами. Такая комбинированная «Ψ – нейронная» сеть будет обладать способностью к производству достаточно низкоэнтропийных операций, которые могут считаться свойственными психике в целом, и к передаче информации (возбуждения) по сети. 
… по сравнению с атомно-молекулярным материалом нервной сети Ψ – частицы обладают примерно на 10 порядков большим опережением во времени. Поэтому при всяком предстоящем процессе в нервной сети они первые и раньше, чем молекулярный материал нервных клеток, встречаются с новым фактором и могут заранее дать о нем информацию нейронной сети. Опережение во времени имеет эквивалент опережения по пространству. 
…. полный алгоритм воспроизведения живого, кроме создания структуры, должен включать в себя множество Ψ – частиц с большим опережением и их комбинацию с нервной сетью в действующую систему. Может ли быть уверенность в нахождении такого алгоритма? Существует ли он вообще? Или это неалгоритмируемый процесс? Все эти вопросы – дело дальнейшего теоретического и экспериментального исследования. 
   Приведенные здесь расчеты со сверхлегкими частицами представляют обещающее начало. На этом пути можно получить более детальное представление о природе таких Ψ – частиц (их можно было бы назвать «психонами»), об их зарождении, взаимодействии с нервными и соматическим клетками и т.д. 
   Наконец, эта нить приводит к возможности рассматривать «вакуум» как необходимый компонент сознания жизни. 
   Словом, здесь может быть ослаблена жесткая связь жизни и сознания с так называемой «косной» атомно-молекулярной материей, в которую никак не вписываются основные свойства этих явлений. 
   Участие элементарных частиц чрезвычайно расширяет возможности психической деятельности мозга не только путем снижения его энтропии, но и в других важных отношениях: элементарные частицы, подчиняющиеся релятивистской квантовой механике, могут превращаться в другие частицы, размножаться, «исчезать», переходя в состояние «вакуума» (состояние с наинизшей энергией и ну-левой энтропией) и появляться вновь. Все это не доступно атомно-молекулярной материи, жестко связанной законом сохранения массы. Эта материя пригодна лишь для построения сомы, носителей же психических функций и необходимой для жизни антиэнтропии нужно искать в области элементарных частиц и связанных с ними полей. Именно здесь проходит ощутимый физический водораздел между сомой и психикой. 
  Мы живем в нейтринной Вселенной и, наверное, во Вселенной, заполненной целой большой генерацией столь же, а может быть, еще более трудно уловимых частиц. 
   Нейтрино появилось поначалу как чисто гипотетическая, недоступная обнаруживанию частица, допущение которой диктовалось лишь необходимостью объяснить особенности β-распада. Только потом удалось констатировать эту частицу, о которой мы и сейчас знаем очень мало, даже о ее массе. 
  Мышление и психика, несомненно, более сложны, чем ядерные превращения. И если наш анализ приводит к необходимости допустить участие в них неизвестных, но теоретически возмож-ных сверхлегких частиц, то этот шаг сейчас не ме-нее закономерен, чем была в свое время гипотеза Паули о нейтрино. 
   Вероятно, такие частицы после их обнаруживания не вполне совпадут по своим свойствам с описанными здесь, но некоторые основные качества (малая масса и плотность, большое пространственно-временное опережение) с необходимостью должны быть им присущи» (7 ). 
   Итак, если Н. Винер рассуждал о возможности существования высокоорганизованных биологических систем на основе фотонного газа, то Н.И. Кобозев полагает, что на роль такого субстрата может претендовать целый спектр сверхлегких частиц, в том числе и нейтрино. В одном из примечаний в своей монографии, он совершенно определенно указывает на то, что приоритет «нейтринной» версии принадлежит, безусловно, А. Мицкевичу, - а вот что пишет об этом и сам автор идеи: «В 1962 г. я написал научно-фантастический памфлет «Пря-мое доказательство», в котором некий физик – теоретик, рассмотрев все «объективные» свойства души – ее бессмертие, неуничтожаемость, вездесущность и прочее, пришел к выводу, что нейтрино – единственная материальная частица, из которой может быть построена душа. У этой частицы заряд равен нулю, масса тоже нулевая, время жизни – бесконечность, взаимодействие с обычным веществом практически отсутствует. 
   Конечно, это была шутливая догадка. Однако, против нейтрино есть более серьезные аргументы. Для мышления требуется исходная информация, которая, как сказано выше, «записывается» на атомно-молекулярном уровне. Следовательно, при каждом акте мышления нейтрино должно взаимодействовать с атомами и молекулами. Однако расчеты показывают, что вероятность такого взаимодействия ничтожно мала и увеличивается с увеличением энергии нейтрино. Какой же энергией должны обладать эти частицы, чтобы так четко и однозначно осуществлять процесс, непрерывно происходящий в нашем мозгу?
Категория: Философия | Добавил: Leon (01.01.2012) | Автор: Леонов Александр Григорьевич
Просмотров: 334 | Теги: теология смерти, философия, физика газов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск

Copyright MyCorp © 2019
Создать бесплатный сайт с uCoz